Без рубрики

Стартапы во всем мире пытаются свергнуть Uber

FacebookTwitterGoogleVkontaktePinterestTelegramOdnoklassniki
Whatsapp

Самый популярный в мире райдшеринговый стартап Uber переживает далеко не лучший год. Однако, несмотря на то, что его репутация, мягко говоря, оставляет желать лучшего, он смог занять достойное место в качестве одного из самых ценных стартапов мира. По данным PitchBook, Uber занимает второе место в списке Disruptor 50. В этот список вошли крупнейшие стартапы 2018 года. Оценка Uber в этом списке, опубликованном на прошлой неделе, составляет $69,6 млрд.

Как мы можем видеть, оценка Uber по-прежнему достаточно высока. Она показывает, сколько денег инвесторы готовы вкладывать в райдшаринговый сервис. Uber не единственный, кто заработал больше денег за последний год. Деятельность его конкурентов не менее успешна. Например, стартап Grab провел самый крупный раунд финансирования в Юго-Восточной Азии в 2017 году. Capital G, инвестиционный рычаг в составе Google Alphabet, возглавил раунд финансирования в размере не менее $1 млрд для еще одного аналогичного сервиса Lyft. А Didi Chuxing привлек более $4 млрд в своем последнем раунде финансирования. Поэтому неудивительно, что все эти четыре компании входят в первую десятку в списке Disruptor 50 в этом году.

Эти инвестиции — от венчурных капиталистов и гигантов, таких как Apple и Google, — могут окупиться достаточно большим доходом. Все дело в том, что с каждым годом все больше потребителей предпочитают заказывать поездки с помощью приложений и отказываться от аренды автомобилей и такси.

Но по мере того, как компании, совершающие поездки, масштабируют свои сети водителей и пользователей по всему миру, они начинают посягать на рынок друг на друга. Это может заставить их начать выделяться и четко позиционировать себя на рынке, чтобы пользователи точно отличали их от конкурентов.

Чтобы понять, какой из этих стартапов является наиболее прибыльным в долгосрочной перспективе, нужно не только оценивать их прибыль, но еще и их понимание местного рынка, использование новых технологий и целый ряд других критериев.

Соперники Uber –компании Didi Chuxing, Grab, Lyft и другие — все, вероятно, выйдут на первый план, поскольку Uber готовится к первичному публичному предложению, что, по словам генерального директора Дары Хосрошахи (Dara Khosrowshahi), может произойти в 2019 году. Uber придется доказать инвесторам, что он может победить конкурентов, несмотря на давние проблемы, связанные с этим брендом. Среди них – обвинения в сексуальных домогательствах, нарушения безопасности пользовательских данных и своеобразное прочтение местного законодательства.

Клиенты уже не раз продемонстрировали, что они готовы перейти от одного приложения к другому при первых признаках проблем: Lyft, например, рассказал, что в этом месяце он контролирует 35% национального рынка райдшеринга, по сравнению с 20% 18 месяцев назад.

«Имидж бренда Uber многое потерял, поскольку в 2017 году он столкнулся с серией скандалов и PR-катастроф», — считает Шелин Шум (Shelleen Shum), директор eMarketer .

Вот еще несколько факторов, которые могли бы повлиять на расстановку сил на рынке каршаринговой индустрии.

Деньги

Компании, предоставляющие услуги каршеринга, теряют деньги — и теряют много. А это на самом деле очень плохо для бизнеса.

Инвесторы пытаются определить, какие компании больше всего подвержены риску финансового краха, и какие выигрышные возможности будут оправдывать инвестиций.

Uber был одной из самых перспективных компаний. Но не тогда, когда дело доходило до ее финансовых показателей. Известно, что в 2017 году потери компании подскочили на 61% — до $4,5 млрд. И это несмотря на то, что большая часть ее основной рабочей силы — водителей — не считается оплачиваемыми сотрудниками компании (вместо этого они являются подрядчиками во многих регионах). Uber также избежал многих ограничений, которые возникают перед компаниями такси, такими как требование о том, чтобы транспортные средства были окрашены в ярко-желтый цвет и отвечали требованиям комиссий, регулирующих рынок такси.

На протяжении последних лет супер-высокая оценка частной компании Uber имела свою долю скептиков, особенно учитывая, что она все еще не приносит прибыли. Но быстрый рост и выход на новые рынки в первую очередь — оказался ключом к улучшению доли рынка и доходов Uber.

Однако пока вопрос в том,  какие рынки обладают наибольшим потенциалом с точки зрения получения прибыли — богатые рынки первого мира или быстрорастущие развивающиеся рынки, остается открытым.

Инвертор Uber Билл Гурли (Bill Gurley)выразил оптимизм в отношении рабочей силы Uber, ориентированной на подрядчиков, и уверен, что компании, работающие по такой схеме, рано или поздно станут прибыльными. Но он также указал на потенциал таких рынков, как Китай и Сингапур (где работают главные соперники Uber, Didi Chuxing и Grab).

«У вас есть целеустремленное правительство, которое может принимать решения неявно. У вас гораздо более высокий коэффициент смертности на милю, и поэтому у вас больше стимулов», — сказал Гурли на фестивале Launch Festival в Сан-Франциско в прошлом году. «У нас нет шансов, что Китай сможет развиваться так, как это делала Америка. В Китае не стоит ждать появления такого же числа автомобилей на одно домашнее хозяйство — это просто невозможно, здесь нет дорог».

Goldman Sachs также сказал в прошлом году, что «богатые азиатские столицы», скорее всего, станут эпицентрами оживления роста каршаринговой индустрии, предсказывая, что число автомобилей на дороге достигнет пика в 2030 году и что к тому времени объем рынка увеличится в восемь раз.

Локализация

Хотя возможность на внешних рынках ясна, местные законы и обычаи часто не способствуют успеху бизнеса. Например, Uber боролся за соблюдение законов о лицензировании в Великобритании и Европе. Вот где местные игроки могут иметь долгосрочное преимущество перед лидерами рынка, такими как Uber.

Есть причины, по которым каршеринг трудно оценить на международном уровне. В Индии, например, только от 3 до 5 % населения имеют собственные автомобили. Но из населения в 1,25 млрд человек около 800 млнявляются миллениумами, а рынок смартфонов растет со скоростью распространения лесного пожара.

Индийский стариап Ola является примером компании, которая работает совершенно иначе, чем ее главный конкурент Uber — предлагая свое программное обеспечение Ola Lite для подключения к сети с низким доступом в Интернет и более десятка различных вариантов поездок с широким диапазоном цен.

Генеральный директор Apple Тим Кук (Tim Cook) выбрал Didi Chuxing как одну из редких мегаинвестиций Apple, отчасти потому, что это был способ понять китайский рынок, который оказался почти недостигаемым для многих американских технологических фирм из-за его закрытой экосистемы и уникальной, мощной потребительской базы.

Российский эквивалент Uber, принадлежащий Yandex, является еще одним, меньшим примером компании, которая процветала в рамках строгого регулирования технологий со стороны государства. Поездки на платформе выросли на 222% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По словам PitchBook, индонезийская компания по мотоциклетному каршерингу GoJek оценивается в более чем $5 млрд.

Тем не менее, Дара Хоровшахи из Uber в феврале заявил, что планирует продолжать активно инвестировать на внешних рынках. Как и его предыдущая компания, Expedia, Хоровшахи также расширил Uber. Цель таких действий – увеличить спектр услуг, предлагаемых компаний, например, предлагая альтернативные виды транспорта, такие как прокат автомобилей, транзитные билеты и велосипеды, а также варианты оплаты наличными, которые могут быть привлекательными на разных рынках.

«Мы, как компания, должны иметь сбалансированный профиль с точки зрения роста и инвестиций. Развитые рынки, в которые мы собираемся продолжать инвестировать, будут более прибыльными … и мы должны активно инвестировать в такие рынки, как Индия и Латинская Америка, которые имеют огромный рост в будущем», — сказал он.

Конкуренты и соперники

Японский телекоммуникационный конгломерат SoftBank за последние два года стал крупным игроком в индустрии каршеринга. Компания купила большую долю в Uber, инвестировала в стартап Ola и присоединилась к портфельной компании Didi, а также инвестировала в Grab (компанию, которая согласился приобрести бизнес Uber в юговосточной Азии).

Судя по всему, SoftBank и его агрессивный генеральный директор, Масаёси Сон (Masayoshi Son), играет на обеих сторонах рынка, финансируя нерентабельную индустрию каршеринга. Раджив Мисра (Rajeev Misra), генеральный директор SoftBank Vision Fund, ясно дал понять, что эти инвестиции не представляют собой ставку против Uber:

«Я считаю, что будущее Uber — это не просто бизнес перевозок, но и доставка еды, а также страхование, лизинг автомобилей, все виды вспомогательных предприятий во всем мире, и это то, что такая платформа должна делать», — сказал он.

Вопрос заключается в том, какие ожидания есть у SoftBank относительно будущего его сложной сети.

По крайней мере на данный момент, Сон сказал, что ожидает, что компании начнут привлекать инвестиции для поиска IPO, как минимум, Uber.

«Если руководство Uber, Didi Chuxing или Grab будет говорить друг с другом и придут к соглашению и тем самым повысять акционерную стоимость, мы изучим возможность их слияния», — сказал Сон. «Но мы не будем заставлять их ничего делать».

Будущее транспорта меняется и не каждый справится с этими изменениями

Бывший генеральный директор Uber Трэвис Каланик (Travis Kalanick) однажды описал автономные транспортные средства как экзистенциальную угрозу для своей бизнес-модели — и этот бизнес становится злобно жестоким, поскольку каждый игрок пытается стать первым на этом рынке. Илон Маск (Elon Musk) сказал так же о своей недавней телефонной конференции с инвесторами.

«Я думаю, что у нас действительно хорошие позиции», — сказал Маск, пояснив свое мнение наличием у компании «миллионов автономных электромобилей».

Комментарии Маска подчеркивают тот факт, что компании, которые не считаются ведущими компаниями на рынке сегодня, могут стать конкурентной проблемой в недалеком будущем.

Устаревшие автопроизводители усердно работают над выпуском автономных автомобилей. Также на этом рынке работают также такие компании, как Apple и Google. В частности, подразделение Alphabet под названием Waymo икомпания Waze уже имеют небольшие транспортные программы.

Затем есть еще несколько технологий совсем далекого будущего, среди них — технология Hyperloop, аэромобили и туннели.

Большинство компаний, работающих на рынке каршеринга, пытаются заглянуть в будущее, открывая R&D-департаменты и разрабатывая беспилотные автомобили. Но они не только конкурируют с некоторыми из самых продвинутых исследовательских групп. На рынке существует серьезная проблема защиты водителей, которые могут потерять работу от внедрения автономных машин.

«Uber и гигантская экономика демонстрируют четкую двойственность», — написал в этом месяце Институт экономической политики. «С одной стороны, на этих платформах задействовано много участников, хотя большинство из них зарабатывают на этом рынке, работая на очень неполной основе и часто в течение ограниченного времени. С другой стороны, на этих платформах есть основная группа, работающая полный рабочий день, и круглогодичные работники, которые обеспечивают значительную долю услуг для потребителей, предоставляемых этими платформами».

По мере того, как все больше работ будет автоматизировано, рынок может вытеснить «основную группу» водителей, которые стимулировали его рост. Работа с этим переходом может иметь решающее значение для долголетия компаний, работающих на рынке каршеринга.

Согласно прогнозу Goldman Sachs Economics Research, американские водители могут начать активно терять работу в таких условиях — в размере 25 тысвакансий в месяц или 300 тыс в год (хотя водителям грузовика потеря работы в этом случае грозит гораздо сильнее).

Хотя экс-руководитель Uber Тревор Каланик считает, что водителям нечего боятся. Он в 2014 году на инаугурационной конференции Code Conference заявил:

«Если Uber не пойдет на этот рынок, его не будет существовать вовсе».

FacebookTwitterGoogleVkontaktePinterestTelegramOdnoklassniki
Whatsapp